Одесская трагедия 2 мая: вопросов больше, чем ответов (фото, видео)

Голос соседки слышится, как вчера: «Там что-то горит на Куликовом, говорят, что дым по всему городу тянет, с вашей мобилки можно домой позвонить?». Не дождавшись ответа, она заходит в нашу кухню и замирает, увидев на телевизионном экране, что именно горит, как бросаются из окон люди, а нелюди бегают по этажам Дома профсоюзов и выбивают двери в поисках своих жертв...

Тот не по-весеннему жаркий день пять лет назад был единственным, когда мы смогли собраться на даче у друзей. Начали готовить салаты в ожидании жены хозяина дачи и их друга Димы, который обещал нам сыграть на саксофоне, включили телевизор - и время остановилось . Первый городской канал, принадлежащий тогдашнему губернатору Немировскому, демонстрировал происходящее в прямом эфире – и стрельбу на Греческой, и толпу, разбивающую пожарную машину, и девиц, разливающих бензин в так кстати появившиеся бутылки, и марш чудовищ в масках по центру города, и кошмар на Куликовом...

На соседней даче на коленях перед телевизором стояла и молилась соседка-хохотушка – ее муж-милиционер был в наряде и уже час не отвечал на телефонные звонки. Тот день разделил нашу жизнь на «до» и «после» 2 мая и стал кошмарным воспоминанием. А еще развел очень многих людей по разные стороны баррикад, идентифицируя друзей и врагов по отношению к событиям 2 мая 2014 года.

Для того, чтобы понять, что тогда происходило, думается, нужно прежде всего уйти от набившей оскомины фразы о том, что события 2-го мая спасли Одессу для Украины, перечеркнув все планы создания так называемой «Одесской народной республики».

Все эти планы были перечеркнуты на внеочередной мартовской сессии облсовета, когда лидер местного Антимайдана Антон Давидченко пытался заставить депутатов рассмотреть вопрос об объявлении референдума относительно федерализации. После этого была попытка штурма здания с битьем дверных стекол, снятием и вывешиванием флагов, псевдоминированием, пением гимнов, организованным подвозом сотни рабочих «Стальканата», выступающих за единство Украины. Все закончилось отставкой губернатора Скорика и назначением на эту должность владельца «Стальканата» Владимира Немировского.

По сути, после этого все действия Давидченко и его оппонентов стали зарабатыванием денег доморощенными политиками путем бесконечных договорняков. В Одессе принято договариваться, и представители тех или иных политических сил, даже если шествия проводились в один день и в одно время, тщательно разрабатывали маршруты, чтобы избежать столкновений. Понятно, что лидеры драться не стали бы. А вот члены организаций, которые искренне уверовали в лозунги своих вождей…

Ключевое слово здесь - «вера». То есть большинство из тех, кому было суждено погибнуть 2-го мая, искренне верили в те идеи, которые проповедовали их «вожди». О том, что лидеры накануне тех или иных шествий, которые транслировались на соответствующих каналах ТВ (такой себе видеоотчет перед работодателями), встречались с заместителем начальника областной милиции Дмитрием Фучеджи (дядей Димой), люди не догадывались. Местные политики договаривались с полковником милиции о том, что правоохранители не будут их трогать определенное время, достаточное для демонстрации плакатов и озвучивания тех или иных идей «на камеры». Так же договорились и по поводу палаточного городка на Куликовом поле, который силовики старались не замечать, справедливо полагая, что пройдет время и все само собой рассосется.

Но был еще Киев, потребовавший от местной власти под предлогом проведения торжественных мероприятий ко Дню Победы убрать палаточный городок. У губернатора это не получилось. Договориться могли только власти города и милиция. А именно - только Фучеджи, который в этой сложной ситуации крутился, как флюгер. С тогдашним начальником областной милиции Луцюком у Немировского отношения не сложились.

Незадолго до 2-го мая новый начальник областной милиции полковник Луцюк позволил себе откровенный демарш, шокировав губернатора и «патріотично налаштовану громадськість» заявлением о том, что общественные блокпосты, появившиеся ранее (со стоящими там приезжими майдановцами), дестабилизируют ситуацию в регионе.

По словам Луцюка, «...их контролируют люди из разных частей Украины, работу блокпостов может и милиция обеспечить своими силами».

«Они не хотят возвращаться домой и работать», - справедливо отметил он. А также пожаловался на то, что не сформировано подразделение «Шторм», а милиция еще и должна одеть и обуть за свой счет 500 человек. В ответ на это Владимир Немировский возмутился и заявил, что общественность будет помогать контролировать работу милиции и не уйдет с блок-постов». («048», 24.04.2014).

Однако время шло, приближались майские праздники, и было принято чисто одесское решение - договориться о переносе палаточного городка в другое место – на территорию специально выделенного участка на 411 батарее. Для этого и деньги немалые были выделены. Снос городка устраивал всех – власть демонстрировала, что реально влияет на ситуацию, милиция обеспечивала общественный порядок, а «вожди» протестных сил получали деньги и от кураторов и – в данном случае – от местной власти, при этом демонстрируя свою лояльность. Деньги руководителям «куликовцев» были переданы, но произошло непредвиденное. Марш футбольных болельщиков Одессы и Харькова «За единую Украину», проанонсированный заранее, который должен был проходить под охраной милиции, превратился в страшную трагедию с гибелью 6-ти человек в центре Одессы и 42-х – на Куликовом поле. Раненых, избитых и обгоревших – сотни, среди них – немало правоохранителей. Более того, сотни людей впоследствии пополнили ряды сражавшихся на Донбассе, куда они шли мстить за «Одесскую Хатынь».

Сегодня, через 5 лет, многие забывают, с чего началось противостояние. Вот официальная сводка, отправленная в МВД:

2 мая в 14:05 в Приморский РО ОГУ ГУМВД Украины в Одесской области поступила информация о том, что 02.05.2014 в 14:05 на проспекте Александровском 1/3 состоялся сбор 100 граждан г. Одессы - сторонников проведения референдума по федерализации Украины. Цель сбора: недопущение правонарушений со стороны фанатов ФК «Черноморец» и «Металлист», которые планируют пройти маршем по центральным улицам города. На ОГП задействовано 20 сотрудников милиции. По состоянию на 14:45 количество граждан увеличилось до 300 чел., некоторые из них в бронежилетах, касках, с битами в руках. 14:50 к указанному месту прибежали 3 неизвестных лица, выстрелив несколько раз в сторону толпы из неизвестного оружия. Одного из правонарушителей сотрудникам милиции удалось задержать, другие 2 человека сбежали и спрятались в офисе ООО «Правый сектор» (ул. Жуковского, 36)».

Эти выстрелы, сделанные неизвестными (а скрылись от милиции они во дворе, где располагалась РГБ, и Дмитрий Фучеджи буквально закрыл вход своим телом, чтобы не впустить во двор толпу, которую встретили там неизвестные с оружием), спровоцировали массовые беспорядки в центре города. Прошло полчаса, и в центре Одессы начал твориться кошмар.

С 15:00 до 15:10 у указанного здания собрались представители «Антимайдана». Одновременно в 15:00 ч. в г. Одессе на Соборной площади собрались фанаты ФК «Черноморец» и «Металлист», в количестве 500 чел. Цель собрания - проведение шествия по центральным улицам города до стадиона «Черноморец».
В 15:20 к Соборной площади прибыло около 300 граждан, сторонников «Антимайдана», и между ними и футбольными фанатами «Черноморца» и «Металлиста» (их было около 500 человек) началась массовая драка. « ...взрываются пиротехнические средства, обе стороны бросают камни, брусчатку. 02.05.2014 в 17:45 в Приморский РО поступила информация от начальника МГБ Приморского РО Пасечникова о том, что в ходе данных массовых мероприятий на Соборной площади г. Одессы (Приморский р-н) обнаружен труп неизвестного мужчины в возрасте примерно 25 лет, с огнестрельным ранением правого легкого. Смерть до приезда скорой.»

Первый погибший в тот день- 27-летний евромайдановец, десятник «Правого сектора» Игорь Иванов.

В центре Одессы был ранен и полковник Фучеджи, которого на «скорой помощи» увезли вместе с Виталием Будько по кличке «Боцман», представляющим мобильную группу «Куликового поля». Есть известное фото, где Будько стреляет из карабина, стоя рядом с Фучеджи. Но боевое это оружие или пейнтбольное (как позже было озвучено) сегодня сказать сложно. Спросить пока не у кого, так как и Фучеджи, и Будько находятся в розыске.

517x323

------

picturepicture_42828460111481_30031

surikov1

-------3

Будько – это одна сторона, но были еще и Гончаревский, и Ходияк. Этих никто не ищет – они на свободе, поскольку якобы спасли Одессу. Был еще и ныне покойный сотник Мыкола, стреляющий по людям в Доме профсоюзов с двух рук (такой себе специалист по македонской стрельбе), была ныне обучающаяся по грантовой программе Виктория Сибирь, разливавшая бензин по бутылкам.

333

1-1

2

Зоя Казанжи – активистка Евромайдана, после 2 мая – вице-губернатор при губернаторе Игоре Палице, требовавшая в ФБ конкретно:

Какие компромиссы с тварями? Жечь

02
Также был советник начальника милиции Александр Марушевский, позже пустивший себе пулю в голову.

Был, как выяснилось позже, так называемый общественник Стерненко, причинивший за эти 5 лет, прошедшие после трагедии, еще немало горя одесситам. Был фактор стихийного гнева, как и заявление губернатора:

Действия одесситов, направленные на нейтрализацию и задержание вооруженных террористов, считаются законными». Это Немировский написал на своей странице в Фейсбуке и сразу же на принадлежащем ему телеканале пошла бегущая строка с этим текстом. Слова, оправдывающие убийц.

01

И были абсолютно необъяснимые обстоятельства, из-за которых погибли люди. Это и отсутствие воды в Доме профсоюзов, и категорическое нежелание пожарных ехать на Куликово поле. Ведь появись они раньше, и все бы изменилось. Сотни раз прослушанные звонки на спецлинию 101 с криками о том, что в горящем здании женщины и дети. И ответы диспетчера: «Там палатки горят на поле, а не здание». Пожарные ехали на Куликово поле более 40 минут, хоть от ближайшей пожарной части пешком можно дойти минут за 7-8.

110059

Сегодня не является секретом то, что людей, выпрыгивавших и выползавших из горящего здания, добивали. Но никто за это не наказан, хотя есть фото- и видеодоказательства.

Как никто не наказан и за то, что для обеспечения порядка было привлечено катастрофически малое количество милиционеров, тоже пострадавших от рук погромщиков. Кроме того, экипировка и вооружение сотрудников, пытавшихся сдерживать агрессивную толпу, не соответствовали требованиям, необходимым для обеспечения общественной безопасности. Как подтверждение этого - свидетельства автопатруля «Зенит-011», находившегося 2-го мая вечером на Соборной площади.

...неизвестные лица грубо нарушали общественный порядок, угрожали работникам милиции. На требования сотрудников милиции - прекратить нарушение общественного порядка - неустановленные лица не реагировали. На повторные требования сотрудников милиции прекратить хулиганские действия один из указанных лиц пытался проникнуть в служебный автомобиль марки "Рено Дастер", г / н 16 рег. 1423 и на требования о прекращении противоправных действий не реагировал. При попытке проникновения в служебный автомобиль "Рено Дастер", г / н 16 1423 неизвестными лицами были нанесены механические повреждения указанного служебного автомобиля, а именно разбито лобовое стекло, переднее правое и заднее правое стекло, повреждены заднее правое крыло, задняя правая дверь, переднее левое крыло, капот...».

А ведь у силовиков есть спецподразделения, бойцы которых, получив команду, в течение нескольких минут положили бы на землю представителей и одной, и другой стороны конфликта. Но такую команду им никто не дал, как и никто не ввел в действие оперативный план «Волна», разработанный для таких ситуаций. По сути, силовики оставались сторонними наблюдателями происходившего. Сам же начальник милиции находился на стадионе – на футболе. И слишком нерешительным был бывший гаишник Петр Луцюк, чтобы принимать самостоятельные жесткие решения. Единственным генералом, который мог остановить этот кошмар, был предшественник Луцюка Сергей Резников. Увы, он ушел в отставку.

----------

В результате весь город мог наблюдать в прямом эфире телеканалов, как правоохранители не вмешивались даже тогда, когда людей, выпрыгивавших из окон и выползавших из Дома профсоюзов, избивали активисты. Милиционеры объясняли свое поведение отсутствием приказа руководства.

И самое главное: Дом профсоюзов – государственный режимный объект. Он стоял в тылу у палаточного городка. И люди бы никогда в него не побежали, если бы не ходили туда ранее – в туалет, за вещами. В будни - это понятно. Но в выходной день? Значит, были определенные договоренности. Опять же, в здании стрельба, штурм. Существует тщательно разработанный специалистами «план обороны админздания». В сводке написано, что он был введен, как и план «Волна», по факту массовых беспорядков. Однако в реальности это было только на бумаге.
Читаем сводку...

...По состоянию на 19:00 час. примерно 4000 сторонников «Евромайдана» направились в сторону Куликова поля, где установлен палаточный городок и собираются активисты «Антимайдана» (около 500 чел.). Через полчаса ими был подожжен палаточный городок (4 палатки), после чего представители «Антимайдана» в количестве 20-30 чел., забаррикадировались в здании Одесских профсоюзов (Куликово поле, 1). По состоянию на 19.45 ч. сторонники «Евромайдана» прорвались в здание профсоюзов, пытаясь найти заблокированных активистов «Антимайдана», используя при этом коктейли «Молотова», в результате чего отдельные помещения подожжены. По предварительной информации, в ходе столкновений 35 граждан погибли и 51 получили телесные повреждения различной степени тяжести (из них двое - огнестрельные ранения). Кроме того, 18 работников милиции травмированы, из них 5 получили огнестрельные ранения...

Позже количество погибших и пострадавших начнет расти. Среди них будут и неопознанные – по разным причинам. И судьба сделает трагический виток. Когда опознали одного из погибших, оказалось, что его фамилия - Иванов – как и первого убитого в этот день. Дмитрий Иванов, журналист, который, узнав о пожаре, схватил камеру и побежал снимать сюжет.

После трагедии в Доме профсоюзов огромное количество дезинформации появлялось на всех уровнях. И о том, что погибшие - это приезжие, и о применении неких отравляющих веществ. Хотя большинство погибших – одесситы. Что же касается отравляющих веществ, то люди умирали от высоких температур и воздействия угарного газа, ожогов тела и дыхательных путей, умирали от ожоговых травм в больницах, гибли в результате падения из окон, пытаясь спастись от огня. Стены в Доме профсоюзов в свое время обрабатывались олифой, многие помещения были обиты вагонкой. Когда здание загорелось, стены раскалились, заполыхала олифа, люди, которые находились на лестнице, оказались в своеобразной аэродинамической трубе, где воздух выжгло температурой в сотни градусов. Родственники, прибежавшие к зданию искать своих близких, рассказывали о раскаленных лестничных перилах и горячих стенах.

-------------------------

---------------------

---------------------------1

---------------------------2

---------------------------3

-----------------

Среди первых в здание вошел депутат Алексей Гончаренко, позировавший на фоне погибших, не скрывая радости. А потом наблюдательные люди заметили, что с трупов, рядом с которыми позировал сын Костусева, через несколько часов были сняты дорогие вещи. И не только с трупов...

orig-goncharenkonazvalmayskuyuboynyuzaschitoyotseparatizmaipoprosiloganenavoditshuher4080-1475659671

infocenter-odessa.com_1541515292_07

-----------1
Гончаренко прокомментировал свое фото в Доме профсоюзов

Пропажу семи рабочих станций,4-х компъютеров, 7-ми мониторов, двух ОПС-модемов, компъютерных мышек, ноутбука, флешек, системного блока, двух телефонов «Панасоник» и тепловентилятора обнаружили работавшие в Доме профсоюзов люди, которые пришли на работу 5 мая.

При этом с третьего мая в здание пускали всех желающих. То есть достаточно большое количество улик просто затоптали, ведь эксперты как бы осмотрели здание за 3 часа. После чего на крыше нашли оружие, в парке поблизости – пистолеты. Аналогичная ситуация - с тщательнейшей уборкой центра Одессы утром после событий 2 мая. Многие улики были утеряны безвозвратно.

История трагедии 2 мая хранит немало загадок. До сих пор неизвестно, кого забрал и быстро увез от тыльного входа в здание синий микроавтобус. Люди говорили, что это кого-то вывозили бойцы «Альфы» СБУ. Интересно, кому была оказана такая честь? И за что?

Но это все станет известно позже. А пока мы молча смотрим в экран телевизора и понимаем, что Одесса после 2 мая уже никогда не будет такой, как прежде. Друга наших друзей Диму, который обещал сыграть на саксофоне, мы тогда не дождались. Его опознали и хоронили через несколько месяцев – в закрытом гробу. Того самого журналиста Дмитрия Иванова, которого интересовала только музыка и журналистика. От таких, как он, и пытались освободить нашу Одессу сотник Мыкола и прочие Стерненко.

1

--------------------------------------------------------------------2-----2014--------------
Люди готовят булыжники в качестве боеприпасов во время столкновений 2 мая 2014 года в Одессе

-----------------------------------------------------------------2-----2014-----
Люди во время пожара на карнизе здания Дома профсоюзов в Одессе, 2 мая 2014 года

-----------------------------------------2-----2014--------------
Украинская милиция во время столкновений 2 мая 2014 года в Одессе

--------------------------------
Пожар в Одесском Доме профсоюзов

-----------------------------------------------2-----2014-----
Последствия пожара в Доме профсоюзов в Одессе, 2 мая 2014 года

*Как убивали одесситов 2 мая*

54454ABB-A2E8-4146-9512-931307CD0933_w650_r0_s
Греческая площадь, балкон Болгарского культурного центра. Одесса, 2 мая 2014 года

1-6

2-3

3-2

4-2

5-1

6-1

7

8

9

10

11

12

13

14

15

16

17

18

19

20

https://censor.net.ua/photo_news/283888/foto_lyudeyi_kotorye_otkryli_strelbu_v_odesse_fotoreportaj

АВТОР